.

Что такое бриар

varkovski

Буду потихоньку выкладывать интересные статьи о культуре курения трубки. Да-да, это целая наука, друзья мои.
Для начала поговорим о бриаре. У меня, кстати, трубки из бриара. Дерево и прочие материалы не признаю, для меня это совершенно не то.
Бриар
Вересковые трубки происходят из французского города Сент-Клод, в котором они были впервые созданы в 1850 году. Сент-Клод и по сей день является важным мировым центром по изготовлению вересковых трубок. Вереск (Erica arborea) имеет несколько отличительных особенностей, таких как, жаростойкость, долговечность и благородный вид, которые делают его наиболее подходящим материалом для трубок. Для изготовления трубок используется та часть вереска, которая находится между корнями и самим стволом. Кустарник произрастает на склонах холмов в Средиземноморье. Чем старее кустарник, тем лучше бриар, и, следовательно, лучше ваша трубка. Вереск срубают на конечной стадии роста после тщательной обработки.
Бриаровая трубка
Любая статья о бриаре и трубках из этого материала начинается с тезиса об уникальности корня вереска. Обойти эту тему невозможно: бриар – явление, равных которому мало или нет вообще. Человеку, которому пришло в голову, что из корнекапа – округлого образования в основании корня растения – можно сделать отличную трубку, следовало бы возвести памятник за самое нестандартное на свете мышление, но именно этого экспериментатора история, к сожалению, не сохранила. Известно лишь, что родиной бриара является Франция, и столица трубочного дела долгое время находилась именно в этой стране, в небольшом городке Сен-Клод.
Древовидный вереск Erica Arborea можно назвать настоящим спартанцем: растет на плохой каменистой почве, летом страдает от жары, зимой от холода. Впрочем, гибель вереску не грозит: природа наделила его «резервуаром» для запаса воды и питательных веществ. Корнекап год за годом, миллиметр за миллиметром набирает объем и силу, увеличиваясь вместе с растением в течении всей его жизни – около 100 лет. Хотя до такого возраста вереск обычно «доживает» уже в виде трубки. В 40-50 летнем куске бриара можно увидеть очертания будущей трубки, хотя в сыром состоянии он скорее напоминает губку, нежели рабочий материал. Сборщики вереска, медленные рассудительные старики, месяцами бродят по каменистому побережью, «общаясь» со знакомыми кустами – вереск требует к себе уважения и не терпит суеты.
В принципе, расти Erica Arborea может и на плодородной почве, и на орошаемой грядке, но для производства трубок такие экземпляры, разумеется, не годятся. Этот вид вереска встречается во многих странах, даже в Абхазии (в советские времена он был занесен в Красную книгу СССР), но обычно мастера используют растения из Средиземноморья и с севера Африки. Кремниевая кислота, содержащаяся в вереске, выросшем в засушливом и каменистом Средиземноморье, не дает трубке гореть, а пористая структура бриара превосходно впитывает влагу, образующуюся при курении. Энтузиасты пытались делать трубки из вереска, растущего в Вирджинии, но не Вирджиния, ни Северная Каролина так и не стали видными экспортерами бриара: выросший там вереск не обладает достаточно мощными и цельными корнекапами, обеспечивающими трубкам плотную фактуру и высочайшую жаростойкость.
Собранный вереск – живой; разрезав корнекап, вы обнаружите в его полой сердцевине красноватую жидкость, напоминающую кровь. Из такого материала, разумеется, трубка не получится – его необходимо умертвить. Около года бриар лежит в прохладном темном месте. Затем его вываривают, чтобы устранить последние остатки «жизни». Потом сушат – в идеальном случае, еще как минимум год. Каждая уважающая себя трубочная компания заявляет об «уникальных технологиях» обработки и сушки бриара, но природу не обманешь, и суть у них приблизительно одна.
Трагедия заключается в том, что никогда не известно, что скрывает кусок бриара. Каверны, камешки и другие инородные тела делают его непригодным для настоящей трубки. А о том, что образовавшаяся каверна была заполнена свежей древесной тканью, мастер узнает лишь на завершающей стадии технологического процесса, и тогда заготовка для трубки, несмотря на прекрасный рисунок и массу вложенного труда и средств, отправляется в помойку. Незначительные поверхностные дефекты можно скрыть при помощи рустирования или шпатлевания, но в высшую категорию такая трубка уже не попадет.
Отдельная тема – рисунок бриара. Термины, которые используют для его описания, в России еще не устоялись, и «пламя» у нас зачастую путают с «зерном». Лишь внешнюю часть корнекапа, так называемое плато, может украшать настоящий рисунок – straight grain (прямое пламя), cross grain (перекрестное пламя), birds eye (птичий глаз)… Из сердцевины корнекапа также делают трубки, мало того, по мнению многих видных мастеров, зачастую более качественные, но из-за отсутствия отчетливого рисунка они не могут попасть в «элитный ряд». Выбраковка материала огромна: у знаменитых производителей лишь одна из нескольких сотен чаш признается достойной. Чтобы ее получить, нужно перебрать не один десяток корнекапов, а сборщику бриара — преодолеть не один десяток километров по сильно пересеченной местности. Неудивительно, что идеальные трубки элитных производителей стоят так дорого.
Если же учесть, что по-настоящему хорошую трубку можно сделать только из 80-100-летнего бриара, то появление в продаже каждой новой трубки категории high grade можно приравнять к чуду: за почти два века бриарового производства по-настоящему старый куст вереска стал невероятной редкостью. Так что представленные на рынке не очень качественные, и соответственно недорогие трубки от именитых производителей — неизбежное зло.
Бриаровую трубки необходимо обкуривать — это известно всем. Только после образования на стенках табачной камеры тонкого слоя нагара она становится по-настоящему «вкусной». Технические тонкости этого процесса изложены в разделе «Практикум начинающего курильщика»; следует лишь добавить, что, чем лучше высушен исходный материал, тем проще и быстрее обкуривается трубка. Недорогие изделия из сыроватого бриара долго обкуриваются, неохотно сохнут и склонны к прогару. Дешевая трубка — это всегда лотерея.
Следует поговорить и о форме бриаровых трубок. Если форма изделий из глины и тыквы, из кукурузы и фарфора диктовалась особенностями материала и практическими свойствами трубки, то фантазию мастера, работающего с бриаром, ограничивается лишь размером блока. В этом смысле бриар очень близок к пенке (о ней мы расскажем чуть позже). Первые бриаровые трубки были точной копией старых глиняных приспособлений для курения — без особого практического смысла, просто из эстетических соображений. Но в итоге долгих десятилетий творческого процесса сложился ряд так называемых классических форм, а также нескольких соперничающих между собой подходов к работе в свободном стиле. В этом ряду особое место занимает сформировавшаяся в 50-е годы ХХ века «датская школа», сочетающая свободу фантазии с глубоким пониманием традиций.
Различные школы, многообразие форм, миллионы любителей по всему миру — вот что такое бриаровая трубка сегодня. Несмотря на все трудности, связанные с добычей и обработкой корня вереска, этот уникальный материал завоевал сердца любителей трубок почти мгновенно. За каких-то пару десятков лет его присутствия на рынке свои позиции сдали почти без боя и пенка, и глина, не говоря уже о так называемых экзотических трубках — фарфоровых или кукурузных. Попадаются, впрочем, и гибриды — например, бриаровые трубки с пенковыми вставками в чаше, но погоды они не делают. Датский стиль и итальянский подход, английская классика и «дикий» американский Freehand. Мир трубок настолько богат и разнообразен, что трудно поверить — еще каких-то двести лет назад никто не видел в круглом корневище вереска никакой пользы.
Источник

Tags: Это интересно

Типы и структуры международных систем

Типы и структуры международных систем

Разные подходы к системному изучению международных отношений обусловливают различия в типологиях международных систем. В зависимости от пространственно-географических характеристик выделяют, например, общепланетарную международную систему и ее региональные подсистемы-компоненты (элементами последних выступают субрегиональные подсистемы).

Ф. Брайар и М.Р. Джалили считают, что существование планетарной (глобальной) международной системы накладывает свой отпечаток на всю международную жизнь, и это стало бесспорной политической реальностью уже в начале противоборства СССР и США и приобрело новые черты с появлением новых самостоятельных международных акторов (бывших колониальных государств) на политической карте мира. В результате планетарная международная система до начала 1990-хгг. характеризовалась наличием двух главных конфликтных линий («осей»), разделяющих, с одной стороны, Запад и Восток (идеологическое, политическое, военно-стратегическое противоборство), а с другой — Север и Юг (т.е. экономически отсталые и экономически развитые страны). Вслед за О. Янгом Ф. Брайар и М.Р. Джалили считают, что, несмотря на целостность планетарной международной системы, в ней неизбежны разрывы, обусловленные тем, что ряд международных взаимодействий не вписывается в нее. Таково следствие существования региональных подсистем — «совокупности специфических взаимодействий, в основе которых лежит общая географическая принадлежность». Ф. Брайар и М.Р. Джалили стремятся выявить и описать факторы, влияющие на формирование особенностей, не вписывающихся в планетарную систему взаимодействий в европейской, панамериканской, африканской, азиатских, южно-азиатской, ЮВА, ближневосточной), карибской и, отчасти, западноевропейских субрегиональных подсистемах.

Основным недостатком регионального подхода остается отсутствие четких критериев для выделения того или иного региона как объекта изучения. Этот недостаток может иметь негативные последствия для понимания происходящих в этих регионах международно-политических процессов

В качестве самостоятельной функциональной системы в литературе нередко рассматриваются такие виды международных (межгосударственных) отношений, как экономическая, политическая, военно-стратегическая ит.п. системы.

Объектом исследований выступают также стабильные и нестабильные (революционные, по определению С. Хоффманна), конфликтные и кооперативные, открытые и закрытые и т.п. международные системы. Например, открытая система — это реальное образование, сохраняющее свои границы (т.е. свое отличие от среды) с помощью механизма сопротивления изменениям. Некоторые исследователи под открытой понимают «расплывчатую» систему, т.е. такую, которая не имеет четких геометрических границ типа линий или площадей (например, сеть средств массовой информации, политическое объединение, атом водорода).

Закрытая система — это абстракция, так как под ней подразумевается отсутствие контактов данной совокупности элементов с окружающей средой, что лишает смысла само существование закрытой системы, ибо постоянное взаимодействие со средой — его непременное условие.

Близка закрытой системе существующая в реальной действительности автономная система, отличия которой в том, что ее структура-организация предполагает сохранение индивидуальности, не прерывая в то же время контактов и обменов с окружающей средой (сводя их до минимума при необходимости сохранения индивидуальности).

Особый случай — хаотичная система — высоко чувствительная к малейшим изменениям параметров система. Ее эволюция может зависеть от самых незначительных изменений условий. В результате причинно-следственная связь носит преимущественно случайный характер.

В основе большинства типологий международных систем лежат принципы теории политического реализма: определение количества великих держав (сверхдержав), распределение власти, межгосударственные конфликты и т. п.

Именно на основе политического реализма М. Каплан строит свою знаменитую типологию международных систем, которая включает 6 типов таких систем:

Первый тип — «система баланса сил» — характеризуется многополярностью, в рамках такой системы должно существовать не менее пяти великих держав. Если же их число будет меньше, то система неминуемо трансформируется в биполярную.

Второй тип — «гибкая биполярная система», в которой сосуществуют как акторы-государства, так и новый тип акторов — союзы и блоки государств, а также универсальные акторы — международные организации. В зависимости от внутренней организации двух блоков выделяют несколько вариантов гибкой биполярной системы, которая может быть: сильно иерархизированной и авторитарной (воля главы коалиции навязывается ее союзникам); неиерархизированной (если линия блока формируется путем взаимных консультаций между автономными друг от друга государствами).

Третий тип — «жесткая биполярная система». Для нее характерна та же конфигурация, что и для гибкой биполярной системы, но оба блока организованы строго иерархизированным образом. В жесткой биполярной системе нет неприсоединившихся и нейтральных государств, которые имели место в гибкой биполярной системе. Универсальный актор играет в третьем типе системы весьма ограниченную роль. Он не в состоянии оказать давление на тот или иной блок. На обоих полюсах осуществляется эффективное урегулирование конфликтов, формирование направлений дипломатического поведения, применение совокупной силы.

«Универсальная система», или четвертый тип, фактически соответствует федерации, которая подразумевает преобладающую роль универсального актора, большую степень политической однородности международной среды и базируется на солидарности национальных акторов и универсального актора. Например, универсальной системе соответствовала бы ситуация, в которой в ущерб государственным суверенитетам была бы существенно расширена роль ООН. При таких условиях Организация Объединенных Наций имела бы исключительную компетенцию в урегулировании конфликтов и поддержании мира.

Это предполагает наличие хорошо развитых систем интеграции в политической, экономической и административно-управленческой областях. Широкие полномочия в универсальной системе принадлежат универсальному актору, который обладает правом определять статус государств и выделять им ресурсы, а международные отношения функционируют на основе правил, ответственность за соблюдение которых лежит также на универсальном акторе.

Пятый тип, или «иерархическая система», по сути, представляет собой мировое государство, в котором национальные государства теряют свое значение, становясь простыми территориальными единицами, а любые центробежные тенденции немедленно пресекаются.

Шестой тип международной системы — система «единичного вето», в которой каждый актор располагает возможностью блокировать систему, используя определенные средства шантажа, при этом имея возможность самому энергично сопротивляться шантажу со стороны другого государства, каким бы сильным оно ни было. Иными словами, любое государство способно защитить себя от любого противника. Подобная ситуация может сложиться, например, в случае всеобщего распространения ядерного оружия.

Законы функционирования и трансформации международных систем

Одна из главных идей концепции М. Каплана — это идея об основополагающей роли структуры международной системы в познании законов последней. Эту идею разделяет абсолютное большинство исследователей. Согласно идее об основополагающей роли структуры нескоординированная деятельность суверенных государств, руководствующихся своими интересами, формирует такую международную систему, в которой главным признаком является доминирование ограниченного числа наиболее сильных государств, а ее структура определяет поведение всех международных акторов.

Наподобие того, как в экономике состояние рынка определяется действиями нескольких крупных фирм (формирующих олигополистическую структуру), так международно-политическая структура определяется действием великих держав, конфигурацией соотношения их сил, изменения в соотношении которых могут трансформировать структуру международной системы. Однако природа международной системы, в основе которой лежит существование ограниченного числа великих держав с несовпадающими интересами, остается неизменной. Таким образом, именно состояние структуры является показателем устойчивости и изменений международной системы, ее стабильности и революционности», сотрудничества и конфликтности в ее рамках; именно в структуре отражены законы функционирования и трансформации системы. Поэтому в работах, посвященных исследованию международных систем, анализу состояния структуры уделяется большое внимание.

Например, Р. Арон выделял по крайне мере три структурных измерения международных систем: конфигурацию соотношения сил; иерархию акторов; гомогенность или гетерогенность состава. Главным же измерением он считал конфигурацию соотношения сил, отражающую существование «центров власти» в международной системе, накладывающей отпечаток на взаимодействие между ее основными элементами — суверенными государствами. Конфигурация соотношения сил зависит, как, уже отмечалось выше, от количества главных акторов и характера отношений между ними. Два основных типа такой конфигурации — биполярность и мультиполярность.

Иерархия акторов отражает их фактическое неравенство с точки зрения военно-политических, экономических, ресурсных, социокультурных, идеологических и иных возможностей влияния на международную систему.

Гомогенный или гетерогенный характер международной системы выражает степень согласия акторов относительно тех или иных принципов (например, принципа политической легитимности) или ценностей (например, рыночной экономики, плюралистической демократии).

Чем выше степень согласия, тем более гомогенна система. В свою очередь, чем более гомогенна система, тем больше в ней умеренности и стабильности. В гомогенной системе государства могут быть противниками, но не врагами. Напротив, гетерогенная система, разрываемая ценностным и идеологическим антагонизмом, является хаотичной, нестабильной, конфликтной.

Еще одной структурной характеристикой международной системы считается ее «режим», т.е. совокупность регулирующих международные отношения формальных и неформальных принципов, норм соглашений и процедур принятия решений. Это, например, правила, господствующие в международных экономических обменах, основой которых после 1945 г. стала либеральная концепция, давшая жизнь таким международным институтам, как МВФ, Мировой Банк, и др.

Ж.-П. Дерриеник выделяет шесть типов принуждений (или структурных характеристик) международных систем:

  1. число акторов;
  2. распределение силы между ними;
  3. соотношение между конфликтом и сотрудничеством. Система может быть более конфликтной, чем кооперативной, или наоборот. Если второй тип системы институализируется, то она может трансформироваться в «организованную международную систему», и тем самым оправдается гипотеза Арона о достижении «мира через закон». С другой стороны, тип «иерархической системы» Каплана, где наиболее мощный актор определяет пределы конфликтов, также может трансформироваться в организованную международную систему, оправдав на этот раз гипотезу Р. Арона о возможности добиться «мира через империю»;
  4. возможности использования тех или иных средств (силы, обмена или убеждения), допускаемых данной системой;
  5. степень внешней централизации акторов, т. е. влияние характера данной международной системы на их поведение;
  6. различие статусов между самими акторами.

Таким образом, наиболее общим законом международных систем считают зависимость поведения акторов от структурных характеристик системы. Этот закон конкретизируется на уровне каждой из таких характеристик (или измерений), хотя окончательного согласия относительно их количества и содержания пока не существует.

Еще один общий закон — закон равновесия международных систем, или закон баланса сил (баланса, позволяющего сохранять относительную стабильность международной системы).

При этом ученые много уделяют внимания обсуждению сравнительных преимуществ биполярных и мультиполярных систем.

По Р. Арону, биполярная система содержит в себе тенденцию к нестабильности, так как она основана на взаимном страхе и противоположности интересов, что побуждает противостоящие стороны к жесткости в отношении друг друга.

Сходные предположения выдвигались и М. Капланом. Он считал, что мультиполярная система содержит в себе некоторые риски: распространения ядерного оружия, развязывания конфликтов между мелкими акторами, непредсказуемости последствий, к которым могут привести изменения в союзах между великими державами. Однако риски мультиполярной системы не идут ни в какое сравнение с опасностями биполярной системы. Последняя более опасна, так как характеризуется стремлением обеих сторон к мировой экспансии и предполагает постоянную борьбу между двумя блоками — то ли за сохранение своих позиций, то ли за передел мира.

По мнению М. Каплана, для стабильности мультиполярной системы существует шесть правил:

1) расширять свои возможности, и лучше путем переговоров, анепу-
тем войны;

2) лучше воевать, чем быть неспособным расширить свои возможности;

3) лучше прекратить войну, чем уничтожить великую державу (существуют оптимальные размеры межгосударственного сообщества: например, европейские династические режимы считали, что их противодействие друг другу имеет естественные пределы);

4. сопротивляться любой коалиции или отдельной нации, пытающейся занять господствующее положение в системе;

5. противостоять любым попыткам того или иного национального государства «присоединиться к наднациональным международным организационным принципам», т.е. противостоять идее подчинения государств какой-либо высшей власти;

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

x