.

Кто такой песец

Внешний вид

Животное песец имеет относительно небольшие размеры. Оно очень похоже на лису, но имеет более приземистое тело, укороченную морду и более широкие закругленные ушки. Тело песца вытянутое, его длина – от 50 до 80 см. Хвост у животного пушистый, его длина около 30 см. Измерения в холке не всегда дотягивают до 30 см.

В среднем самцы весят около 4 кг. Максимальный вес, который удалось зафиксировать, был 9 кг. Самки немного легче: их средний вес варьируется в пределах 3 кг.

От лисиц и других псовых песец отличается ярко выраженным сезонным диморфизмом окраса. Это значит, что один вид, в зависимости от сезона, имеет разный окрас. По окрасу различают два подвида этих животных:

  1. Белый песец. Летом мех у зверя грязно-бурого цвета, к зиме он становится более плотным и чисто-белым.
  2. Голубой песец. Летом мех серовато-бурый, а к зиме приобретает дымчато-серый окрас с голубоватым отливом или становится похожим по цвету на кофе с молоком.

Сезонные изменения окраса служат для идеальной маскировки во время охоты. Вообще-то «голубой» песец — не совсем обозначение цвета меха. Это говорит о том, что зверек редкий, и встретить его в природе — большая удача.

Образ жизни

Жилище песцы обустраивают в норах. Они роют настоящие лабиринты с множеством ходов и выходов. Располагаются норы в песчаных сопках или береговых террасах, но вход всегда окружают камни, чтобы более крупные хищники не могли его раскопать. Поскольку место, где обитает песец, — это тундра и лесотундра, то животное приспособлено к жизни на открытом холмистом рельефе.

Вы думаете, выбрать место и вырыть нору в условиях вечной мерзлоты легко? Обустройство в мерзлой земле проходит довольно долго. По мере оттаивания грунта нора углубляется. И голубой, и белый песец подбирают места для нор недалеко от воды (в пределах полукилометра). Подходящих мест не так уж и много, поэтому семья животных использует одну нору по 15-20 лет. Правда, зимой в поисках пищи часто приходится передвигаться и обустраивать логово в снегу. Если снег достаточно глубокий и плотный, то полярная лиса роет в нем временную нору. В таком убежище животное может переждать непогоду или прожить несколько дней во время затянувшихся поисков пропитания.

Если нет никакой возможности выкопать нормальную земляную нору, песцы могут обосноваться среди камней или выкопать небольшие углубления в зарослях кустарника. Но подобные случаи происходят нечасто.

Питание

Несмотря на то, что песец – хищник, его можно смело называть всеядным. В его рационе более 120 видов животных и около 30 видов растений. Чаще всего в меню мелкие грызуны и птицы. Самая распространенная добыча – полевковые лемминги и пеструшки. На берегу океана песцы охотно подбирают выброшенную рыбу и различные водоросли, особенно морскую капусту. Очень любят чернику и морошку, если нет животной пищи, то могут перекусить травами.

Песцов часто можно заметить на месте охоты белых медведей. Они подбирают остатки рыбы и мяса тюленей. За неимением свежего мяса довольствуются падалью. Часто находят охотничьи капканы и поедают любую живность в них (даже если в капкане другой песец). Часто пушные зверьки наблюдают издалека за охотой волков, а затем подбирают остатки их добычи. Изредка они могут сами напасть на детенышей более крупных животных.

Летом животные сносят излишки пищи в норы, где она сохраняется до зимы. Голубой и белый песец — животное, описание которого мы приводим, -добывает пропитание за счет развитого слуха и обоняния, поскольку зрение у него не слишком хорошее.

Песец — фото, видео и описание песца, места обитания

Песец — интересное животное, в основном песец обитает в природной зоне Севера — в тундре. Животный мир тундры так же беден, как и ее флора. Среди млекопитающих животных северного полярного царства, за исключением белых медведей, принадлежащих к морской фауне, самое крупное — песец, или полярная лисица (Canis .agopus), принадлежащий к отряду хищных и семейству собак.
Он распространен не только в Восточном, но и в Западном полушарии, на юг встречается до границы древесной растительности и замечательно приспособлен в некоторых отношениях к обильным снегами и льдами зимам своей негостеприимной родины.

Песец отличается от всех других лисиц короткими круглыми ушами. Морда у него короткая, как бы с бакенбардами, подошвы ног, между прочим, густо покрыты шерстью, чем облегчается ходьба по гладкому льду и насту, в особенности же затрудняется соскальзывание; зимой подошвы опушены гуще всего, и песец меняет свое темное летнее платье, состоящее из умеренно длинных волос, на зимнее, состоящее из более длинных волос, притом более густых и белого цвета. Летом мех песца обыкновенно бурый или темно-ржавчинного цвета, с желтоватым исподом, а иногда сверху синевато-серый, а снизу почти белый.

Подобно синевато-серому подшерстку, основная часть волос, особенно наиболее длинных, окрашена у песца в синевато-серый цвет, часто на большом протяжении, так что все животное кажется синевато-серым. Синевато-серая или бурая летняя окраска переходит к зиме в белую таким образом, что белые волоски, имеющиеся и летом между темными, растут и увеличиваются в числе, тогда как остальные волоски постепенно становятся белыми, начиная от вершины, все на большем протяжении и наконец совсем белеют, за исключением иногда волос на конце хвоста.

Но и другие волосы, подобно этим, могут остаться серыми; часто белые волосы зимнего меха сильно перемешаны с серыми, а иногда весь зимний мех бывает синевато-серый. Особенно это бывает в Исландии, где зима мягче, чем в других северных местностях, и где песцы зимой окрашены почти так же, как летом.

С другой стороны, кое-где и летом встречаются чисто белые песцы. Впрочем, песец, кажется, зимой во многих местностях предпринимает странствие на юг.

Как питается и живет песец

По крайней мере, это случается в северных местностях его американской области распространения, где он осенью и зимой идет вдоль берегов на юг. Предпринимает ли он такое путешествие ради пищи, это следует еще выяснить, так как в местностях, где нельзя делать обширных переходов, песец делает запасы пищи.

На Шпицбергене, где нет ни ягод, которыми он мог бы продлить свое существование в течение длинной полярной ночи, ни открытой воды на протяжении многих миль вокруг обитаемых им местностей, по берегам которой песец мог бы найти себе пищу. Морские птицы, особенно гагарки и чистики, которые, как и их яйца, служат пищей песцу, при выборе гнезда принимают это обстоятельство в соображение и зимой отправляются в другие местности.

Равным образом большинство шпицбергенских песцов и зимой остаются на этом острове и во время долгой полярной зимы бывают такими же бодрыми, как летом, когда их тявканье можно слышать при всяком положении не заходящего тогда солнца. Стало быть, шпицбергенские песцы, должно быть, сохраняют запасы пищи на зиму, что было, во всяком случае, замечено у песцов некоторых других стран. Во время английской экспедиции 1875 года к Северному полюсу в расселинах утесов нашли большое количество мертвых леммингов, которых там прятали песцы, пожирающие кроме птиц также и грызунов.

Песец ест все, чем ему удается овладеть. Летом лемминги являются его главной добычей, но он также охотится на птиц, яйца птиц и даже на молодых тюленей. Поскольку цвет шерсти песца адаптирован к сезону, полярные лисицы всегда замаскированы и могут подкрасться к своей добыче незамеченными. С их большими (но короткими) ушами, песцы могут даже слышать потенциальную добычу, движущуюся под снегом. Как только песец находит свою добычу, то он встает на задние лапы и прыгает сверху на жертву.

Осенью песец старается нарастить жир и может увеличить свой вес в 1,5 раз. Зимой, когда пищи становится меньше, песец часто следует за медведями, чтобы съесть то, что останется после того как медведь наестся и покинет добычу.

Эльфийская рукопись

Скоро я напишу книгу под названием «Ручной песец». В ней будет рассказываться о том, как собственноручно изготовить песец в домашних условиях из подручных материалов. А также что именно следует предпринять, чтобы ваш верный песец всегда пребывал с вами.У меня проблема при загрузке и загрузка при проблеме. Когда вместо сердца уже свисток, когда настоящее — поиск вен, по которым идёт переменный ток — немыслимо хочется перемен. Но не перемен переменного тока толка, а перемены ветра, погоды, в жизни и безо всяких тревожных звонков! Короче, на седьмой день мну всё остопиздело.
Потому что раньше я делала это для того, чтобы получались первостихи и можно было кричать через них букву боли. Сейчас это всё работает уже не зависимо от проводящей силы. Прямо собой, прямо собой, сам себе… Это преждевременное старение, но я же тут не надолго, так что всё в силе.
А на самом деле я давно не буква боли, а нечто шипящее. Шипящие — это те, у кого есть шипы. Кругом (квадратом?) все живут по принципу чем шире наши жопы, тем теснее наши тылы. А я все пытаюсь объять необъятное, впихнуть невпихуемое и въебать невъебенному. Хотя бы раз, хотя бы во сне.
К чему я это всё?
К тому, что я превращаюсь в тупую пизду, и этим все сказано. Я снова сорвалась с диеты, мне нет еще и 25, а я уже алкоголик с 10-летним стажем, я жру наркотики и таблетки, а если в кого влюблялась — исключительно в козлов и идиотов. Или в женщин. А тут еще персонаж из жуткой сказки, который умел договариваться с грибами, подать на сковородке кусок запредельного абсурда, а мы тоже собирались книгу с ним писать и петь еще, кажется. А лечь и охуеть я не могу именно потому, что в пламени брода нет, и не важно уже, красилась я перед трипом или нет, и глаза мои никто не оценит, а ведь там и вправду и хрусталик, и сетчатка, и тушь с тенями, и даже радужное облачкорадужная оболочка.
«Все, что происходило вокруг, не имело смысла, так как все составляло куски, и куски эти вращались произвольно, и уловить что-либо было невозможно… Некуда было возвращаться. Я совершенно не могла вспомнить, как оно там всё обычно, и кто я. (…) В туалете было очень сложно что-либо совершить (…)Когда меня было много кусков, я была как-то счастливее…»
Меня объявили красивой бесполезной хуйней. Я не заслужила это лицо, для меня оно трепещущая от ветра тряпка, растворяющаяся в Вавилоне.
Изначальная безграничность детей, сумасшествие одушевленности, полёты на метёлках, кино на телебульоне — проторчать телевизор это же святое дело.
Рисовать голос замерзшей жизни, при помощи помутневшей фантазии. Самой охуенной была ночь с воскресенья на понедельник — тёплой и тёмной, с разноцветными огоньками, сухими розами, свисающими с карниза, утренним пеплом и кружкой зелёного молока.
Под манагой я два часа ехала не помню откуда не знаю куда. Холод победим камином, а голод — амфетамином. Поговорка, бля.
Коллективное безответственное потихоньку берет свое, оно и люди как любовь и смерть, как Ромео и Джульетта, как Пошёл и Нахуй. Все безжалостно любящие знают, что обмен обманами неизбежен, что слабость непобедима, а сила непредсказуема. С другой стороны, только истинный песец может позволить себе быть по-настоящему требовательным. Ночи с пятницы на понедельник или марафоны на фоне фена — все это уже было. Хотя с одиночеством тоже не соскучишься.
Жестокость это квест, это книга, которую нужно прожить. «Всё, что я взял от любви — право на то, что больней». Другого не дано, даже перепончатокрылым пантерам вроде меня. Ручной песец, дорогие мои друзья, ручной и пушной. Возможно,не один, как сладкий опыт сиропа от кашля и сам сироп, как стихотворение и поэт, как танец и танцовщица.
А к цитате из «всего о жизни» я могу добавить только то, что если ты не на кумарах, то ты на умняках.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

x