.

Развитие лягушки проходит в несколько стадий

В своём развитии травяная лягушка проходит несколько стадий. Из икринок вылупляются головастики. Позже у них вырастают передние и задние конечности, образуются лёгкие, что позволяет им выйти на сушу

Класс — Земноводные

Отряд — Бесхвостые

Семейство — Настоящая жаба

Род/Вид — Rana temporaria

Основные данные:

РАЗМЕРЫ

Длина: самцы — 8 см, самки-10 см, лягушата — до 3 см.

РАЗМНОЖЕНИЕ

Половое созревание: с 2-3 лет.

Период спаривания: начало весны.

Количество икринок: 680-1 400.

Развитие: от головастика до молодой лягушки 50-90 дней.

СТИЛЬ ЖИЗНИ

Привычки: за исключением брачного периода, держатся поодиночке.

Чем питается: мелкие насекомые, мухи, жуки и сверчки, а также улитки, многоножки и черви.

Продолжительность жизни: в неволе до 12 лет.

РОДСТВЕННЫЕ ВИДЫ

К семейству настоящих лягушек относятся также острорылые, шустрые и съедобные лягушки.

Травяная лягушка относится к отряду бесхвостых земноводных. Будучи головастиком, она дышит с помощью жабр. Позже у лягушки образуются лёгкие, которыми она вдыхает атмосферный воздух. Травяная лягушка может дышать и через влажную кожу, благодаря чему переживает зиму под водой.

РАЗВИТИЕ ТРАВЯНОЙ ЛЯГУШКИ

Самка откладывает комок яиц (в нём может быть 680-1400 икринок). Комок возникает из-за склеивания яичных оболочек.

Скорость развития икринок зависит от температуры воды. Через несколько дней в них начинают расти головастики и сквозь стенки становится виден чёрный силуэт.

Ещё через 8-10 дней головастики выклёвываются из яиц. Они питаются водорослями. Проходит ещё 12-14 дней, и у них начинают расти задние и передние конечности, а хвост исчезает. Жабры превращаются в лёгкие, поэтому животные могут выйти из воды и дышать воздухом. Лягушки выходят из воды в июне и возвращаются туда только через 2-3 года в брачный период. Развитие головастиков травяной лягушки в среднем длится 50-90 суток. Точное время зависит от температуры.


— Ареал обитания травяной лягушки

ГДЕ ОБИТАЕТ

Травяная лягушка распространена в Англии, Центральной Европе (в Северной Скандинавии) и Сибири на востоке.

ЗАЩИТА И СОХРАНЕНИЕ

В начале двадцатого века травяные лягушки были достаточно многочисленны. Сегодня их количество сокращается из-за загрязнения природной среды пестицидами и моющими средствами. Много особей погибают под колёсами автомобилей.

Особенности размножения земноводных

У бесхвостых земноводных оплодотворение наружное. Самец схватывает самку передними лапками; на кисти у многих видов имеются мозоли, облегчающие удержание самки. Выметываемые самками икринки сразу же орошаются семенной жидкостью. У части хвостатых земноводных оплодотворение тоже наружное, но своеобразное. Так, в семействе углозубов самка откладывает икру в слизистом мешке, на который самец кладет сперматофор — комок сперматозоидов, окруженных слизистой оболочкой. В месте соприкосновения оболочки расплавляются и сперматозоиды, проникая в икряной мешок, оплодотворяют икру. У большинства хвостатых земноводных оплодотворение внутреннее. У тритонов самец откладывает сперматофор, а самка захватывает его краями клоаки; в клоаке оболочка растворяется и сперматозоиды, проникая в нижние участки яйцеводов, оплодотворяют находящиеся там яйцеклетки. У некоторых саламандр самец, обвиваясь вокруг самки, прижимает отверстие своей клоаки к клоаке самки, выдавливая в нее сперматофор. У безногих земноводных оплодотворение тоже внутреннее: самец прижимает выворачивающуюся клоаку к наружному отверстию клоаки самки, вводя в нее семенную жидкость.

У большинства земноводных икра откладывается в воду; в икринке развивается зародыш, а вылупившаяся личинка до метаморфоза ведет водный образ жизни. У лягушек, квакш и некоторых других бесхвостых земноводных каждая икринка окружена сильно разбухающей в воде слизистой оболочкой; отложенные одновременно икринки слипаются в комок ( рис. 161, А, Б ), плавающий на поверхности воды. Плотное слипание икринок затрудняет поедание их мелкими хищниками, а полупрозрачные сферические оболочки икринок выполняют роль собирательных линз, концентрирующих световые лучи. Благодаря этому в солнечную погоду температура внутри комка может быть на 5-7* С выше температуры воздуха и воды. Чесночницы откладывают толстые слизистые колбаски, прикрепляющиеся к подводным предметам, внутри этой общей слизистой оболочки беспорядочно разбросаны яйцеклетки; у жаб кладки имеют вид более тонких слизистых шнуров, которыми самка обматывает подводные растения. Жерлянки , тритоны, саламандры откладывают одиночные яйца, приклеивающиеся оболочками к подводным предметам. Южноамериканская квакша-кузнец на мелководье из ила сооружает кольцеобразный вал, внутри которого в образовавшийся маленький бассейн откладывает кладку. Такое гнездо несколько защищает икру и головастиков от водных хищников. Некоторые тритоны и другие хвостатые земноводные охраняют отложенные яйца до вылупления из них личинок.

В 14 (из 19) семействах у отдельных видов появились приспособления, позволяющие уменьшить связь с водой в период размножения. Такие адаптации встречаются преимущественно у тропических видов: там в водоемах, часто почти лишенных кислорода, живет к тому же большое число разнообразных хищников. Часть безлегочных саламандр и других хвостатых земноводных откладывают яйца в сырых местах вне водоемов — в мох, под камни и т. п.; некоторые виды кладки охраняют. Вылупившиеся личинки или переползают в водоем, или остаются на месте. Некоторые австралийские пустынные жабы откладывают икринки в укрытиях, а дождевые потоки сносят их в водоемы.

У жабы повитухи Alytes (см. рис. 146, А ) самец наматывает жгуты икры на задние лапки и носит их до вылупления головастиков. Древолазы — Dendrobates откладывают яйца в сырой мох и самец сторожит кладку; вылупившиеся головастики присасываются к самцу, и он уносит их в водоем. Квакши филломедузы (Phyllo-medusa) Центральной и Южной Америки и некоторые другие виды тропических древесных лягушек откладывают икру в сближенные листья, которые они придерживают задними лапками, и затем сбивают кладку в пенистый комок. Наружные слои слизи загустевают, образуя своеобразный кокон, внутри которого развиваются зародыши. Такое гнездо обычно расположено на тонких ветках, нависающих над водоемом, и мало доступно для хищников. После вылупления энергично двигающиеся головастики разрывают стенку гнезда и падают в воду, где завершают развитие. Отложенную в укрытии или короткой норке кладку обвивают телом некоторые саламандры и червяги (см. рис. 146, 3 ); слизистые выделения их кожи увлажняют кладку. Прикрывают телом отложенную в норку икру и африканские лягушки Hemisus. У части этих видов метаморфоз полностью завершается в яйце, у других вылупившиеся головастики скатываются в водоемы. У суринамской пипы (P. pipa) яйца развиваются в кожистых ячейках на спине (см. рис. 146, Б ); из яиц выходят завершившие метаморфоз маленькие лягушата. Самка квакши Гельди (Flectonotus goeldii) носит комок икринок на спине; из яиц выходят еще не завершившие метаморфоз головастики. У самок сумчатых квакш Gastrotheca икра вынашивается в образованной складками кожи сумке на спине; у части видов метаморфоз завершается в сумке, у других — головастики ее покидают и завершают развитие в воде.

Некоторые лягушки, например ринодерма Дарвина , откладывают икринки на землю, самец заглатывает их и икринки развиваются в его голосовом мешке. Вылупившиеся головастики спинками срастаются со стенками мешка: кровеносные сосуды головастика и самца тесно примыкают друг к другу, что обеспечивает поступление в кровь головастика питательных веществ и кислорода, а продукты распада диффундируют в кровь взрослой особи. Закончившие метаморфоз лягушата выпрыгивают изо рта самца и ведут самостоятельную жизнь.

У немногих видов земноводных выработалось яйцеживорождение . У африканской живородящей жабы Nectophrynoides occidentalis яйца развиваются в нижних частях яйцеводов; рождаются уже завершившие метаморфоз маленькие жабята. У огненной саламандры яйца развиваются в маточных частях яйцеводов; во время яйцекладки вполне сформировавшиеся личинки разрывают яйцевые оболочки и начинают вести самостоятельную жизнь. У горной саламандры — Salamandra atra и европейского протея в каждом яйцеводе скапливается до 20-30 яиц, но зародыш формируется только в одном, а остальные яйца постепенно расплавляются в общую желтковую массу. Сформировавшийся зародыш разрывает оболочку яйца, но остается в яйцеводе, питаясь желточной массой и быстро увеличиваясь в размерах. Родившиеся два детеныша вполне приспособлены к самостоятельной жизни

Плодовитость разных видов земноводных варьирует в широких пределах и тесно связана с размерами смертности (от неблагоприятных погодных условий и хищников), продолжительностью жизни, степенью развития заботы о потомстве и другими экологическими особенностями. Наши зеленые лягушки откладывают до 5-10 тыс. икринок, травяная лягушка — 800-4000, серая жаба — 1200-7000, тритоны — от 100 до 500-600. Виды, проявляющие в той или иной степени заботу о потомстве, откладывают меньшее число, но более крупных яиц с большим запасом питательных веществ. Устраивающие пенистые гнезда в листьях над водоемами филломедузы и яванская лягушка откладывают до 200 яиц, пипа только 40-100. У сумчатых квакш тех видов, у которых головастики покидают сумку и живут в водоемах, в кладке бывает до 100-200 яиц, а у видов, у которых метаморфоз завершается в сумке, — всего 4-20. Самка ринодермы Дарвина откладывает лишь 20-30 яиц, а охраняющие кладку червяги 5-15.

Ссылки:

  • Половая система и особенности размножения земноводных

Наши представления о половых различиях, возможно, в корне неверны

Правообладатель иллюстрации Sergey Gorshkov

Представления о моногамности самок и полигамности самцов безнадежно устарели, уверен обозреватель BBC Earth.

Когда-то считалось, что у животных процесс ухаживания выглядит примерно как в романе английской писательницы Барбары Картленд. Дерзкие самцы сражаются за благосклонность целомудренной самки, которая выбирает лучшего отца для своего потомства.

Когда же отпрыски появляются на свет, самец может сколько угодно грешить на стороне, пока самка будет терпеливо заботиться о них.

  • Существуют ли гомосексуальные животные
  • Откуда у животных чувство прекрасного
  • Зверские страсти: «50 оттенков серого» в мире животных
  • Почему люди целуются, а большинство животных — нет

Считалось, что роли самок и самцов, за редкими исключениями, практически одинаково распределены во всем животном мире.

Ученые полагали, что самцы полигамны, доминантны и агрессивны, в то время как самки — моногамны и пассивны. Для многих людей это было естественным порядком вещей.

Но, возможно, мы смотрели на мир животных сквозь призму собственных культурных предрассудков, приписывая животным те роли, которые видели в человеческом обществе.

Именно такого мнения придерживаются некоторые биологи, и их взгляды находят все большую поддержку в научном сообществе.

«Все сводилось к конкуренции между самцами, по аналогии с мужчинами, которые меряются своими достоинствами в раздевалке», — говорит Джоан Рафгарден из Гавайского института морской биологии.

Рафгарден и ее сторонники заявляют, что в данном случае имел место классический случай необъективного подтверждения своей точки зрения.

Многие биологи видели то, что хотели видеть, а результаты своих исследований использовали для подкрепления существующих культурных норм.

«Это взаимовыгодное сотрудничество: наука поддерживает моральные устои общества, а те, в свою очередь, придают убедительности выводам ученых», — говорит Зулейма Танг-Мартинес из Университета Миссури в Сент-Луисе.

Танг-Мартинес и Рафгарден сходятся во мнении, что из-за этого ученые часто игнорировали невероятно разнообразные модели сексуального поведения, встречающиеся в животном мире.

В настоящее время выявлено множество примеров, полностью опровергающих эту теорию — от особей-гермафродитов среди кенгуру до рыб, одновременно имеющих четыре отдельных «пола».

Если они правы, нам придется пересмотреть свои взгляды на половые различия.

Как и в случае с людьми, граница между самкой и самцом может быть расплывчатой или легко преодолимой.

Правообладатель иллюстрации Axel Gornille Image caption Павлин (Pavo cristatus) и его шикарный хвост

Современное представление о половых различиях во многом основано на выводах, сделанных Чарльзом Дарвином относительно происхождения роскошного хвоста павлина.

Каким образом такое громоздкое и яркое украшение могло способствовать выживанию этого вида?

В 1860-м году в письме коллеге Эйсе Грею он написал: «Всякий раз, когда я вижу павлиньи перья, мне становится дурно!»

В конце концов Дарвину все же удалось сформулировать ответ на этот вопрос.

Результатом его работы стала теория «полового отбора»: формы эволюции, непосредственно связанной с борьбой за возможность размножения.

Когда за одну самку сражается несколько самцов, каждый из них должен показать себя в лучшем свете — либо выиграть прямую схватку с конкурентом, либо продемонстрировать, что он будет лучшим отцом для будущего потомства.

Из-за этой непрекращающейся гонки у самцов определенных видов развились выдающиеся признаки, позволяющие им хвастаться своим здоровьем перед самками. Примером тому может служить тот самый павлиний хвост.

Дарвин заметил схожие модели поведения во всем животном мире: для самцов характерна «страстность», а для самок — «скромность».

Позже эволюционный биолог Ангус Джон Бейтман заявил, что это может быть обусловлено практической выгодой.

Правообладатель иллюстрации Denis-Huot Image caption Сомалийский страус (Struthio molybdophanes), вылупившийся из яйца. Чтобы это произошло, его матери пришлось потратить немало сил

По мнению Бейтмана, яйцеклетка обладает внушительными размерами и содержит множество питательных веществ, и для ее создания требуются существенные затраты энергии.

Сперматозоиды, напротив, настолько малы, что могут вырабатываться миллионами.

Это означает, что в брачных играх для самки ставки намного более высоки, и ей нужно тщательно подходить к вопросу выбора партнера.

Самец же может вступать в эту игру, когда ему вздумается, ведь его запас генетического материала намного богаче.

Еще больший вклад в процесс размножения вносит самка, которая вынашивает и выращивает потомство. Именно поэтому ей необходимо выбрать партнера, который передаст потомству лучшие гены, тем самым повысив вероятность выживания отпрысков.

«Напрашивается вывод: в результате эволюции самцы стали более распущенными, а самки — более разборчивыми, так как должны спариваться только с лучшим самцом», — говорит Танг-Мартинес.

Правообладатель иллюстрации Solvin Zankl Image caption Спаривание плодовых мушек (Drosophila melanogaster)

Первые научные доказательства этой теории Бейтману удалось получить в 1948 году в результате эксперимента на плодовых мушках.

Он обнаружил, что вероятность передать свои гены у самцов увеличивалась, если они спаривались с несколькими самками, в то время как самки, спарившись лишь однажды, больше не давали потомства.

С тех пор ученые стали использовать его выводы, чтобы объяснить поведение представителей различных видов: от стрекоз и тетеревов до павианов и морских слонов.

Так, фундаментальный труд Роберта Трайверса на эту тему, опубликованный в 1972 году, на сегодня был процитирован 11 тысяч раз, что свидетельствует о том, насколько сильно эти убеждения повлияли на развитие эволюционной биологии.

Конечно же, не обошлось без исключений. Например, у некоторых видов морских игл самка активно ухаживает за самцом, а выбрав партнера, приклеивает к нему свои икринки.

Затем она отправляется на поиски нового партнера, в то время как самец заботится о потомстве.

В этом случае родительский вклад самца больше, чем у самки. Тем не менее подобные случаи смены половых ролей считались редкими.

Доминировало мнение, что эти исключения только подтверждают правило. Подобно павлинам, в результате полового отбора самки морских игл приобрели яркую окраску. Они также крупнее самцов, а внутри популяций существует строгая иерархия подчинения, определяющая порядок доступа к «гарему».

Тем не менее за самцами подавляющего большинства видов прочно закрепился образ мачо, а за самками — образ пассивного существа.

В настоящее время некоторые биологи оспаривают эту точку зрения, считая, что она сформировалась под воздействием культурных предпочтений.

Правообладатель иллюстрации Tim Laman Image caption Самец желтополосой морской иглы (Dunckerocampus pessuliferus)

Особое беспокойство вызывает использование теории полового отбора для объяснения поведения людей.

Например, некоторые исследователи заявляют, что у многих мужчин чувство юмора более развито, чем у женщин, и может служить таким же выдающимся признаком, как и яркое оперение.

При этом они упускают из виду то, что эти кажущиеся различия между полами — скорее результат сексистских стереотипов, а не эволюции.

Возможно, биологи никогда толком не пытались понять, насколько сложным может быть взаимодействие между самцами и самками.

«Мы никогда не задавались вопросом о влиянии полового отбора на самок, — говорит Патриция Говати из Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе. — Мы практически ничего не знаем о конкуренции между самками. Даже те, кто интересуется этой темой, думают, что на самок половой отбор оказывает такое же воздействие, как и на самцов».

Даже самый первый эксперимент на плодовых мушках — этот краеугольный камень теории родительского вклада — был подвергнут сомнению.

В 2012 году Говати попыталась воспроизвести его результаты, однако не нашла убедительных доказательств тому, что полигамное поведение самцов дает им определенное преимущество.

Правообладатель иллюстрации Anup Shah Image caption Львицы (Panthera leo) спариваются очень часто

В своей работе, опубликованной в апреле 2016 года, Танг-Мартинес приводит множество примеров того, как самки нарушают правила, установленные теорией полового отбора.

Например, считалось, что самки многих видов птиц исключительно моногамны и хранят верность одному партнеру в течение всей жизни. Однако на деле оказалось, что это очень далеко от правды.

Самки птиц часто заводят интрижки на стороне, даже имея постоянного партнера.

Среди расписных малюров, например, от одного партнера рождаются не более 5% птенцов.

В качестве еще одного доказательства Танг-Мартинес приводит тот факт, что львицы могут спариваться с разными партнерами до ста раз в день.

Такие же, казалось бы, неразборчивые половые связи характерны и для многих приматов: не только для бонобо, известных своей сексуальной активностью, но и для лангуров, лемуров и капуцинов.

И это не считая результатов многочисленных исследований жуков, сверчков, саламандр, змей, гекконов и мышей. Все они показали, что самки не сидят и не ждут прекрасного принца, как когда-то предположил Бейтман.

Но вряд ли стоит полагать, что эти выводы однозначно опровергают утверждения Бейтмана.

Правообладатель иллюстрации Andy Sands Image caption Битва самцов обыкновенной гадюки (Vipera berus)

Трайверс признает, что был удивлен некоторыми данными, полученными в ходе исследований певчих птиц.

Тем не менее он утверждает, что собранные им материалы в совокупности все же свидетельствуют в пользу теории родительского вклада.

«Нет никаких сомнений в том, что общая теория имеет веские основания», — говорит он.

В исследовании, увидевшем свет в феврале 2016 года, ученые сравнили поведение 60 различных видов, и его результаты подтверждают выводы Трайверса.

«Согласно полученным нами данным, это верно для подавляющего большинства видов», — говорит один из авторов научной работы Нильс Антес из Тюбингенского университета (Германия). Тем не менее он признает, что существует множество исключений.

Но, как отмечает Танг-Мартинес, даже по результатам этого масштабного исследования общие различия между полами оказались недостаточно ярко выраженными: по некоторым меркам, они даже не были статистически значимыми.

Более того, она считает, что количество изученных видов было относительно небольшим.

В исследовании также не был учтен тот факт, что половые различия могут меняться в зависимости от обстоятельств (например, соотношения количества самцов и самок в популяции), которые могут влиять на половое поведение особей.

Как бы то ни было, Танг-Мартинес не утверждает, что нужно отказаться от всей теории. Вне всякого сомнения, она способна объяснить поведение некоторых животных.

Вместо этого ученый предлагает избегать широких обобщений, когда речь идет о поведении самок и самцов.

«Простые объяснения поведения всех видов могут привести к опасным последствиям», — говорит она.

Правообладатель иллюстрации Anup Shah Image caption Спаривание бонобо (Pan paniscus)

Джоан Рафгарден полностью разделяет ее точку зрения. Когда-то ее звали Джонатаном, и она впервые задумалась об эволюции полов на гей-параде в Сан-Франциско, незадолго до смены пола.

Рафгарден задалась вопросом: как с биологической точки зрения объяснить наличие столь большого количества людей, которых ученые-теоретики считают всего лишь досадным исключением из правил?

«Если научная теория утверждает, что со всеми этими людьми что-то не так, возможно, проблема в самой теории, а не в людях», — заключила она.

Результатом ее размышлений стала книга «Радуга эволюции», опубликованная в 2004 году. В ней Джоан исследует многочисленные формы проявления полов, встречающиеся в природе, отказавшись от однозначных определений «самка» и «самец».

«Для биолога логично предположить, что существует несколько — возможно, около десятка — случаев отклонения от гетеронормативной бинарной гендерной модели, — говорит Рафгарден. — Но, углубившись в исследования, я была просто поражена тем разнообразием, которое мне удалось обнаружить».

Правообладатель иллюстрации Matthew Maran Image caption Черный медведь (Ursus americanus), обитающий в Северной Америке

Согласно общепринятому мнению ученых, пол определяется наличием или отсутствием определенных хромосом. У человека это X- и Y-хромосомы.

Тем не менее соответствующие гены могут выражаться по-разному, в результате чего в рамках любого вида у многих особей могут развиваться признаки обоих полов.

Гермафродитизм встречается у целого ряда беспозвоночных. Большой придорожный слизень — лишь один из многочисленных тому примеров.

Рафгарден также обнаружила, что это явление также распространено среди млекопитающих, в том числе больших рыжих кенгуру, кенгуру Евгении, свиней, обитающих на островах Вануату, а также североамериканских черных и бурых медведей.

Согласно исследованию 1988 года, от 10 до 20% самок медведей вместо обычных женских гениталий имеют орган, по своему строению схожий с гениталиями самца.

«Этот орган участвует и в процессе спаривания, и в процессе родов», — говорит Рафгарден.

Это скорее исключение, чем правило.

Однако многих других животных нельзя просто разделить на «самцов» и «самок» с характерным внешним видом и поведением.

Правообладатель иллюстрации Alex Mustard Image caption Синежаберный солнечник (Lepornis macrochirus)

В книге «Радуга эволюции» Рафгарден приводит примеры многих видов, представители которых имеют три, четыре или даже пять отдельных «полов».

Это означает, что животные могут принадлежать к одному и тому же биологическому полу, но иметь различия во внешнем виде и половом поведении.

Например, у синежаберных солнечников есть три мужских пола, у каждого из которых своя стратегия размножения.

Наиболее крупные и агрессивные самцы имеют яркую оранжевую окраску и активно ухаживают за самками, чтобы те отложили икру на их территории.

Самые мелкие самцы, напротив, не могут похвастаться ярким цветом чешуи и не имеют собственной территории. Они быстро проникают на территорию доминантного самца, чтобы оплодотворить икру его самки.

Однако наибольший интерес представляют самцы среднего размера. Они активно ухаживают за крупными самцами, исполняя танец в воде.

Если крупный самец принимает их предложение, они могут образовать тройной союз с приближающейся самкой. При этом оба самца оплодотворяют ее икру.

Зачем же крупному самцу объединяться с более слабым конкурентом?

Возможно, его присутствие показывает самке, что крупный самец не слишком агрессивен. По этой причине Рафгарден называет самцов среднего размера «брачными посредниками».

У других видов наличие нескольких «полов» способствует возникновению различных моделей воспитания потомства.

Правообладатель иллюстрации Gerrit Vyn Image caption Белошейная воробьиная овсянка (Zonotrichia albicollis)

Например, у белошейных воробьиных овсянок можно выделить два вида самцов и два — самок.

Каждый из них определяется цветом полосок на перьях, относительным доминированием или агрессией, а также степенью заботы о потомстве. Кроме того, наблюдаются существенные различия в структуре их мозга.

Как следствие, возникает несколько вариантов взаимодействия полов, каждый из которых предусматривает разные способы разделения обязанностей по воспитанию потомства.

В книге Рафгарден описано много схожих примеров разделения особей более чем на два пола, обнаруженных ей среди колибри, губанов и древесных ящериц.

Кроме того, растет количество видов, представители которых были замечены в гомосексуальном поведении.

Учитывая существующее в природе разнообразие, обсуждение поведения самок и самцов теряет смысл, ведь для отдельных видов и даже особей внутри одного вида это не одно и то же.

Правообладатель иллюстрации Yukihiro Fukuda Image caption Японские макаки (Macaca fuscata) во время спаривания

Рафгарден говорит, что теория эволюции не уделяет должного внимания столь широкому спектру моделей полового поведения.

Даже если биологи замечают эти исключения, для их описания они используют термины с отрицательным подтекстом.

Так, например, самца, обладающего более женственными чертами, в литературе часто называют «обманщиком».

«Здесь прослеживается та же логика, что и в примере с мужской раздевалкой: вы приходите в бар, видите симпатичную девушку, а в итоге она оказывается парнем, и вы чувствуете, что вас одурачили», — говорит она.

Тем не менее Рафгарден признает, что подходы к изучению этой темы пусть медленно, но меняются.

Ученые все чаще обращают внимание на гомосексуальное поведение животных, и она надеется, что вскоре то же самое можно будет сказать и о сексуальных и гендерных ролях в целом.

«Вопрос о существовании небинарных гендерных систем лишь недавно стал обсуждаться научным сообществом», — говорит она.

Игнорируя разнообразие половых ролей, мы упрощаем историю эволюции и не уделяем должного внимания столь удивительным механизмам приспособления.

«Живой мир состоит из множества пересекающихся между собой радуг», — подытоживает Рафгарден.

Прочитать оригинал этой статьи на английском языке можно на сайте BBC Earth.

Стадии развития животных

Среди множества животных бесполым путем размножаются только так называемые беспозвоночные животные. Позвоночные животные — такие как млекопитающие, рыбы, пресмыкающиеся, птицы и земноводные — размножаются половым путем: сперматозоиды и яйцеклетки, несущие типичный для данного вида животных наследственный материал, при оплодотворении соединяются. Оплодотворенное яйцо называется эмбрионом.

В зависимости от вида животных эмбрион может развиваться как в теле матери, так и вне его. Постепенно из оплодотворенных яиц в соответствии с заложенными в нем генетическими указаниями развиваются маленькие детеныши. Многие, например лягушки, проходят еще одну стадию развития, прежде чем стать совершенно взрослыми.

От яйца через личинку к взрослому животному

Улитки живут на суше, в проточной воде и морях. Морские слизни откладывают яйца в морскую воду, которые после прилива застревают между скалами. Из оплодотворенных яиц появляются личинки (велигеры), которые умеют плавать. Они плывут по течению и, наконец, опускаются на скалистое дно, где и превращаются во взрослых ползающих моллюсков.

Оплодотворенное яйцо

Красное пятнышко в середине яичного желтка — это трехдневный зародыш курицы. Через неделю зародыш уже приобретает форму цыпленка. Через месяц цыпленок уже полностью развит и покрыт нежным пухом. Яйцевым зубом, имеющимся у него на клюве, он разбивает скорлупу яйца и выходит на свет. Цыпленок распет и становится взрослым без какой-либо дополнительной стадии развития.

От яйца до головастика

Во время брачного сезона многие лягушки собираются большими шумными группами. Самки реагируют на громкие призывы самцов. Лишь немногие виды лягушек рожают на свет живых детенышей; большинство видов откладывают яйца (икру) в воду или около воды. Количество икринок зависит от вида лягушек и колеблется от одной до двадцати пяти тысяч. Как правило, икринки оплодотворяются вне тела лягушки и остаются предоставленными сами себе. Когда икринка созревает, из нее выклевывается маленький головастик. Головастики живут в воде и дышат жабрами, как рыбы. Лишь у немногих видов лягушек самки заботятся о своем потомстве.

Лягушки и жабы

В отличие от взрослой лягушки головастики растительноядны и питаются водными растениями и водорослями. Через определенное время в развитии головастика наступает удивительное превращение (метаморфоз): появляются передние и задние конечности, исчезает хвост, развиваются легкие и глазные веки, а также новая систем пищеварения, предназначенная для переваривания животной пищи.

Скорость превращения различна у разных видов, главным фактором здесь становится температуры воды. У одних жаб и лягушек метаморфоз осуществляется за несколько дней или недель, а у других занимает несколько месяцев. Головастик североамериканской лягушки-быка полностью развивается лишь через год и более.

Лягушки и жабы относятся к классу земноводных животных и к одной группе бесхвостых амфибий, однако различаются внешним видом и образом жизни. У лягушек мягкая кожа, и они хорошо прыгают, а жабы покрыты бородавками и, как правило, ползают. На земле существует более 3500 видов лягушек и жаб. Исключая Антарктику, их можно найти на всех континентах. Предпочитают они жить в тропических и субтропических зонах, где обитает более 80% всех видов. Но где бы они ни жили, в пустынях или горах, саваннах или тропических дождевых лесах, для продолжения рода они должны возвращаться к воде.

Что такое метаморфоз

В своем развитии лягушки проходят три стадии: от яйца к головастику, а затем к взрослой лягушке. Этот процесс развития называется метаморфозом. Стадию личинок проходят в своем развитии и многие беспозвоночные. Однако самые удивительные изменения происходят в жизни насекомых: бабочек и жуков, мух и ос. Их жизнь разделена на четыре этапа, очень сильно отличающихся друг от друга по способу питания и среде обитания: яйцо, личинка, куколка, взрослое насекомое. Личинка выглядит совершенно иначе, чем взрослое насекомое, и у нее нет крыльев. Ее жизнь полностью сосредоточена на росте и развитии, а не на продолжении рода. Только после того, как личинка окуклится, из нее получается взрослое насекомое.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

x